22:10 

Люсинда выходит на тропу войны. Глава 11. "Приятные новости очень приятные."

GrammarNazi
Откроссоверить и отфандомить
Он приоткрыл глаза. Видно, что он очень слаб - у него даже не хватает сил говорить.

Тяжело вздыхает. Боги, да что с ним случилось? В каком гестапо его пытали, что он настолько....дохловатый?

- Капельница бы не помешала. - поняв, что сказала это вслух, я аргументировала. - Устройство для искуственого питания, одно из достижений медицины Большого мира. Ей-богу, я даже не знаю, что делать.

- А если подкинуть его в больницу Большого мира?

- Не выйдет. Только если в Тортугскую, а о Кайоне Большого мира я не осведомлена. А жители того мира спокойно могут ездить лечиться на Гаити, благо он рядом. Мы же его на Эспаньолу доставить не можем, мы уже это обсуждали. Если он найдёт силы, чтоб поговорить, это будет хорошо. Только вот ему сейчас будет нужно что-то сладкое... Не подумала я об этом.

- А в чём дело?

- Ну, спелых фруктов у нам нет, и нужно бы их подсобрать. Чувствую, мне придётся задержаться с ним.

- А мы тебя бросить не можем. - Дризелла продолжала на него внимательно смотреть.

- Да, мы договаривались вместе лететь до Орлеана, так что оставить тебя в такой ситуации равносильно...

-...предательству. - закончила Синди.

Никогда я не чувствовала такого смущения. Собственно говоря, подруг у меня до этого тоже как-то не особо наблюдалось. Видимо, здесь немного друге представления обо всём этом. Что меня радует.

**********************

Примерно через 12 часов он снова пришёл в себя, но мы уже были готовы его кормить. Он, правда, попробовал удивиться, но голод взял своё. Когда он наелся(с наших рук, между прочим), разговор наш начался не сразу. Всё же, цвет моих лохм был достаточно экзотичным для этих мест, и с моим цветом кожи во мне было сложновато узнать точную копию Евы Блад, про которую, как я поняла, он должен был хотя бы слышать, если только не видеть.

Корсар начал беседу.

- Ты говорить русский? - голос у мужчины был тихим и достаточно мягким баритоном, итальянский акцент - очень сильным, но в глазах читалось понимание.

- Да, я знаю русский. - я старалась как можно сильнее упрощать свою речь, чтобы разговор был как можно более конструктивен, учитывая показанный уровень.

- Я понимать, но давно не говорить твой язык. - ну, уже лучше. По крайней мере, простор для творчества возрос.

- Я Вам кого-нибудь напоминаю? - он кивнул головой. Импровизация, конечно, штука хорошая, но всё же - ненадёжная, потому что вдохновение может исчезнуть внезапно. - Я - Хелль. - тыкаю пальцем себе в грудь.

- Амэндо. - ну, уже лучше. Только вот как перевести разговор на нужную мне тему?

В волнении я по привычке заправляю волосы за ухо, и на мою родинку открывается потрясающий вид. Так что повод для затрагивания столь деликатной темы нашёлся.

- Вы - Красный Корсар? - напрямую спрашиваю я. Он кивает. Кстати, надо будет запомнить стратегию, авось в будущем пригодится.

Он кивнул, ошарашенно разглядывая меня. Всё же, шок - полезная штука!

- Дело в том, что до меня дошли кое-какие слухи, и я хотела бы внести кое-какую ясность в полученную мной информацию. Как давно Вы покинули Тортугу?

- Две недели назад.

Делать или не делать скидку на то, что скорость жизни здесь должна быть ниже, чем в Большом мире? Я решила сделать.

- Что Вам известно о последних происшествиях с семейством Блад? Говоря более понятным языком, в какие они неприятности в посленее время ввзяывались?

Тут он тяжело вздохнул. Да уж.... "Сейчас, должно быть, будут убивать…" Нет, не меня. Точнее - не совсем меня, а только мою надежду(которая, как известно, умирает последней!) на наличие инстинкта самосохранения и мозгов у некоторых представителей биологического вида Homo Sapiens Sapiens, которым повезло к тому же оказаться моими кровными родственниками. К разуму которых я ещё должна взывать. Миссия выглядела всё более и более невыполнимой.

- Я плоховат знаю твою семью, но слышал от их более близких знакомых, что Альберт пропал.

"Час от часу не легче..." - обречённо подумала я.

- Его надо искать на севере.

"На Крайнем? - ехидно подумала я. - В компании белых медведей, полярников и водки?" - иллюстрация своим словам, которую я тут же представила, сильно рассмешила и немного напугала меня(но лузлов я с него всё же словила побольше, чем страхов).

А картина была такая: лето за Полярным кругом, поселение наших чукчей Большого мира, на "площади" между чумами - картина маслом под названием "Усмирение оленя". В роли оленя - олень, усмиритель - принявший на грудь "и даже на плечи" Альберт, жители посёлка - ржущая массовка.

Тяжело вздыхаю, не зная: смеяться мне или плакать.

- Насколько далеко его могло занести на север? Широта Нового Орлеана, Нью-Йорка, Торонто или за Полярный круг?

Он лишь закрыл глаза. Потрясающе, блин! Мне теперь, что, всю Северную Америку "перекапывать" в его поисках?

******************

На счастье, проблем с перелётом до Тортуги не было.

Но из пиратской столицы мы улетели не сразу, и у меня образовалось несколько свободных часов для того, чтобы...

- Торий Власьевич, добрый день!

- Здравствуй, Оля.

- Скажите, что известно про Седрика? Ведь в Чёрном Замке уже должны были начаться каникулы.

- Ты сейчас где?

- Проездом, но пока на Тортуге. Завтра уже улетаю.

- Хорошо, что ты улетаешь. Дело в том, что Седрик пропал. Академия, где он работает, имеет в своей архитектуре одно неприятное место - так называемую "тёмную зону", вход в которую запрещён. Как он сам рассказывал мне, оттуда не возвращался никто из тех людей, кому доводилось туда забредать.

- Ну, у меня новости тоже не очень радостные: Альберт исчез в неизвестном направлении Севера, так что мне предстоит теперь ещё быть и в Северной Америке порыться. По крайней мере, источник вполне достоверный и эту информацию пока не опроверг. В любом случае, я еду через Новый Орлеан.

- Всё бы хорошо, но, прости, я вряд ли смогу помочь тебе до тех пор, пока твои дела не связаны с Россией.

- Я понимаю. - и я действительно всё прекрасно понимала.



Конец POV Хелль

@темы: Остановить и помирить

URL
   

Grammar Nazi world

главная