21:23 

Люсинда выходит на тропу войны. Глава 10. "Спокойствие, только спокойствие"(с).

GrammarNazi
Откроссоверить и отфандомить
Как выяснилось, коврики наши вполне летучи и могут выдержать груз килограмм этак в 200(все мы четверо на одном коврике весили примерно столько).
- И всё же мне кажется, что лучше всего будет лететь на ковриках. Самолёты-истребители здесь не летают, противовоздушной обороны тоже пока не изобрели, а если осторожно облетать очень высокие преграды, то можно будет гораздо быстрее и дешевле добраться до нашей цели. - я уже битый час пыталась доказать своим подругам, что мы должны использовать свойства наших половичков для достижения поставленных целей.
- Ой, боюсь я так рисковать. А вдруг поймают? - я завыла в голос.
- На самом деле, я согласна с Хелли. Лучше лететь, чем искать непонятный транспорт и доверять каким-то там людям. По крайней мере, наши коврики не собираются нас предавать и вполне признают нас за хозяев. - Аси погладила свой половик, который постоянно подставлял ей то один, то другой свой "бок".
- Дриззи, ну, может, хоть ты со мной согласна? - Золушка, а вернее, Синди(от английского Cinder - "зола". Золушка по-английски - Cinderella) умоляюще посмотрела на свою последнюю сестру.
- Каждая из вас в чём-то права, но я тоже не хочу попусту рисковать.
- Девочки, мы же полетим над Карибским морем.
- И что? - Синди была непреклонна, как сосна.
- А то, что там много островков, на которых мы сможем останавливаться. Ну, хорошо, мы можем сделать небольшой крюк и не лететь над куском Тихого океана, а завернуть на территорию, принадлежащую Колумбии в Большом мире. Я не думаю, что мы особо задержимся там, так что можно не особо волноваться со сроками.
- А на нас точно никто не нападёт?
- Ох, ты ж, боже мой! Да вы же мне сами говорили, что воздухоплавание у вас развито хуёво.
- Это только на нашем континенте. В Старом Свете...
- Ну мы же не в Лондон летим, а в Новый Орлеан! Туда, где до полётов тоже далековато будет. Следовательно, нам опасаться нечего.
- Хотелось бы в это верить. - весь наш спор свёлся к дискуссии между мной и Синди о преимуществах полётов над другими видами передвижения.
- Синди, мы же это только что обсуждали! Никто нам не помешает. А зоны "разломов" мы тоже спокойно сможем облететь.
- Проголосуем?
- Ну, давай. За полёт кто? - мы с Асей синхронно подняли руки вверх.
- Кто за обычный способ? - руку подняла только блондинка.
- Я воздерживаюсь, потому что вижу неплохими оба варианта. - Дриззи отпихнула от себя непоседливый ковёр.
- Значит, летим!
******************
Мой половик, которого я решила наречь Полом(из-за созвучия, да и чтобы он от других мог отличаться), оказался вещь довольно-таки послушной и преданной. На багаж он отреагировал совершенно спокойно, и даже стал вести себя тише. Подарок во всех смыслах.
- В путь, девчонки? - я осторожно расстелила Пола на земле и, положив на него багаж, села рядом.
- В путь! А, кстати, Хелль, всё же, каким курсом мы пойдём на Орлеан?
- Пока на север-запад-север. Точнее - туда. - я ещё раз сверилась с маленьким компасом, и снова махнула рукой в ту же сторону. - Да, точно туда!
Как же хорошо было лететь! Даже Синдер, перестав на нас дуться, как мышь на крупу, к полудню(а из города мы вышли в районе 9:30 утра) стала получать удовольствие.
Мы спустились под тень деревьев, когда солнце стало припекать совсем нестерпимо, и до самого заката осторожно летели не под солнцем.
- И всё-таки, девочки, путешествовать - это круто. - сказала я, когда мы вечером устраивались на ночлег.
*******************
За несколько дней мы почти долетели до атлантического побережья этой части Южной Америки, а коллективный разум принял решение по пути посмотреть на озеро(самый большой пресный водоём на Американском континенте, если я не ошибаюсь) и город Маракаибо. Мне было любопытно(тоже один из моих пороков, в принципе) поглядеть на тот город, который однажды захватывал мой отец(если верить тому, что о его первой пиратской карьере писал маэстро Сабатини. Не то, чтобы я не доверяю данному источнику - дело в том, что к нему могли попасть не все тома судового журнала Джереми Питта, и картина, описанная в "Одиссее капитана Блада" и продолжении этой очень хорошей книги, могла быть несколько неполной. На момент перелёта у меня было слишком мало исходных данных, чтобы я могла что-либо сказать по этому поводу, и приходилось опираться на то, что я знала из трилогии-может-быть-там-была-ещё-одна-книга-фиг-её-знает). Ну...я решила, что постараюсь в следующий раз выкроить больше времени, чтобы успеть побольше походить по нему.
Мы уже вылетели к Атлантическому побережью, когда я в свете закатного солнца заметила на одной из скал что-то, напоминающее человека в одежде красного цвета.
- Я полечу туда, посмотрю, кто это и что с ним.
- Я с тобой! - Ася подлетела поближе ко мне.
- Ладно.
Мужчине я могла дать на вид лет 30-36, но не сильно больше того. Он лежал навзничь на нагретом солнцем камне и был жив(сонная артерия не должна ошибаться в таких вещах). Меня в нём напрягала одна деталь - цвет одежды. Красным было всё, что я видела: камзол, рубашка, штаны. Про то, что было под этим, я сказать не могла, потому что раздевать "пациента" я пока не собиралась. И этот цвет мне кое-что напоминал. Вернее, кое-кого.
Знаю, логика у меня железная: раз высокий, стройный, весь в красном(пусть и в изодранном), тёмно-каштанового цвета волосы и бородка, что переходит в усы и некое подобие бакенбард - значит, Красный корсар, брат Чёрного корсара(коего "по пачпорту" зовут Эмилио Роканерра). Просто "виват!" моей мозговитости, блин.
- Ты его знаешь, Хелль? - рыжик не решалась подойти к нему ближе, чем на несколько метров. Правда, не понимаю, что он может нам сделать, будучи в глубоком обмороке-с. А судя по тому, что я не обнаружила особо видимых повреждений, он либо был оглушён, либо потеря сознания была следствием нескольких суток без сна(после стадии галлюцинаций). Но мы должны были осмотреть его внимательнее и, желательно, в чём мать родила.
- Не уверена, но догадываюсь. Слишком много совпадений. Он должен поместиться на твоём ковре, а сами мы его не поднимем - он должен весить больше каждой из нас. - рассуждала я вслух. - Пол, осторожно положи его на ковёр Анастасии. - моё средство передвижения, заблаговременно освобождённое от багажа, аккуратно выполнило эту операцию. - Ей-богу, нейрохирург, а не коврик. Аси, полетели! Как только доберёмся до стоянки, я всё объясню.
**************
- Мой источник мог быть не совсем точен в деталях, и то, что я вам сейчас расскажу, пока рабочая версия. Что случилось на самом деле, мы узнаем только тогда, когда очнётся наша находка. - я глубоко вздохнула и начала рассказ. - Всего было четыре брата. Мне известно полное имя лишь одного из них, но вы, как местные жительницы, можете знать его псевдоним или кличку. Чёрный корсар. Вам это что-нибудь говорит?
- Капитан "Молниеносного"? - Синди подалась вперёд и опасно приблизилась к пламени костра.
- Именно. Он - второй по старшинству в семье брат.
- А что случилось с самым старшим?
- Его убили во время одной из войн за Фландрию, ещё во времена, когда они все жили в Большом мире. Век, скорее всего, 17, но я не знаю точных дат и могу лишь сказать, что это была вторая половина 17 века как минимум и первая треть 18 века как максимум. Мой источник упоминал год действия лишь раз, и он не соотносится с реальностью нисколько. Возможно, он не совсем дружил с цифрами - не суть дела важно сейчас. Так вот, убит тот брат был предателем, который открыл ворота того города для испанцев. Имя убийцы - Питер Де Ван Гульден, который сейчас должен быть губернатором Маракайбо. - лица девочек напомнили мне тех самых собак из сказки "Огниво". - Будучи итальянцами по происхождению, они поклялись отомстить за смерть родственника в лучших традициях вендетты, и по этой причине оказались здесь, в Карибском регионе. Самым младшим был Зелёный корсар - и мой источник говорил мне, что его первым поймал и повесил тот самый Ван Гульден. Следующим как по старшинству, так и по смерти на виселице упоминался как раз наш "подопечный", Красный корсар.
- Стоп, стоп, стоп. - Дриззи развела руками, призывая всех к молчанию. - Если ты говоришь, что твой источник утверждал вполне авторитетно о том, что он был казнён в Маракаибо, то что он тогда, с вашего позволения, делал там, где вы с Анастасией его нашли?
- Сама не знаю. - я пожала плечами. - То, каким образом он попал сюда, когда до Маракайбо здесь достаточно далеко, остаётся загадкой и для меня.
- Чувствую, придётся ждать, пока он очнётся. - Синди посмотрела на так пока и не очнувегося мужчину.
- А дата сего события неизвестна. - Ася подпёрла щёки кулачками.
- В любом случае, я не намеревалась его бросать.
- У тебя какие-то проблемы на Тортуге? - Дриззи посмотрела на меня.
- Нет, - я отрицательно покачала головой, - проблемы не у меня, а у моих непутёвых родственников, если верить слухам. И я хотела бы кое-что уточнить у человека, который хоть раз бывал на Тортуге, в отличии от меня. Тем более, что я не могу сейчас туда заявиться, а точные сведения мне сейчас нужны, как воздух.
- В любом случае, мы влипли. - Гриззи тяжело вздохнула.
- Нас никто не мог видеть. Но мне не совсем понятна и причина его обморока - я не нашла на нём никаких серьёзных повреждений, кроме нескольких синяков, - да, я забыла сказать, что мы всё же частично его раздели, и выше пояса я осмотрела всё достаточно внимательно, - а на человека, который не спал несколько суток, он тоже не особо смахивает.
- Сплошные загадки.
- А нам-то что теперь делать?
- Я думаю, что мы потеряем немного времени, если сделаем небольшой крюк и залетим на Гаити, он же Эспаньола, у которой находится и Тортуга. Сразу отвечаю, что официальным властям я бы его сдавать не стала, потому что неизвестно, как эти самые власти отреагируют на нас с вами и на наши коврики. Рисковать бы я не стала.
- А на Тортуге как ты предлагаешь действовать?
- То есть, ты считешь, что мы не можем его подкинуть под покровом ночи, например...к особняку губернатора! Да, он должен покровительствовать пиратам, если база до сих пор не прекратила свой существование. Мой источник утверждал, что братья также там бывали. На худой конец, можно будет его подкинуть на какой-нибудь пиратский корабль под покровом ночи.
- Ага, или впарить охуевшей от нашего способа передвижения команде при свете дня. - Ася вредно хихикнула.
- Тоже вариант. - я, обойдя кругом костёр, чела на то же место, где и сидела раньше.
- А как же ты?
- Во-первых, я могу отлететь в сторону, во-вторых, а кто меня узнает, если я распущу кудри и накрашусь? Говорить можете и вы, от этого мало что изменится.
На этом лирическом моменте находка решила проявить: самостоятельность в дискусии по вопросу доставки собственного тела до товарищей и цивилизации и признаки более активной жизнедеятельности, нежели валяние "в отключке". Говоря плебейским языком, он тихо застонал.
- Больной, Вы решили очнуться? - да, юмор у меня не особо хороший, я знаю.
- Что с ним, Хелли? - девочки, каждая с каким-нибудь тяжёлым предметом, гвардией стояли у меня за спиной, готовые в следующий момент наброситься на него с целью приблизить встречу не совсем живого тела со старухой и её косой.
- Не знаю, я не экстрасенс. Милейший, Вы в сознании?

@темы: Остановить и помирить

URL
   

Grammar Nazi world

главная